Новости города Рыбинск
     

    ИЗ ИСТОРИИ РЫБИНСКОЙ ЧК. ГОД 1918 (Продолжение)

    Любое историческое исследование — это, прежде всего, процесс… Часто непредсказуемый, рутинный, но рано или поздно позволяющий объединить разрозненные факты в единую картину.
    Преимущество исторического краеведения в этом отношении заключается в том, что историки-краеведы, как правило, избавлены от многих проблем, с которыми сталкиваются их коллеги, занимающиеся разработкой каких-либо тем на общероссийском уровне. Это и относительная доступность источников, и, как правило, отсутствие электронных версий значительного количества краеведческих материалов, затрудняющее процесс всевозможных компиляций. И, наконец, возможность непосредственной визуальной работы с документами. В
    прошлых номерах газеты «АНФАС-профиль» я привел относительно подробные данные об истории рыбинских органов ЧК-ГПУ в первые годы Советской власти. Но каждое новое обращение к документам неизбежно приводит к обнаружению дополнительных фактов. Статьи по этой теме за 2009-2010 годы касались в основном репрессивной политики рыбинской ЧК, ее структуры и кадрового состава за 1918-1919 годы.
    Приведем уточненные данные об основных направлениях оперативной работы ЧК
    в этот период…

    «Мы —  чекисты»

    Первоначально в деятельности Рыбинской ЧК не было разделения на разведку и контрразведку. Противостояние «внутренним врагам» большевистской власти, шпионажу и диверсиям иностранных государств объединялись в общем понятии «борьбы с контрреволюцией», которая в то время имела не только «внешние» и «внутренние» проявления, но была практически неразделима, особенно на фоне Савинковских восстаний в Ярославле и Рыбинске, поддержанного странами Антанты. Первые сведения о попытках создании осведомительной сети РыбЧК, по известным на сегодня данным, относятся к периоду работы в Комиссии Николая Кустова, пытавшегося организовать сбор оперативной информации о «контрреволюционной деятельности» в опоре на местное отделение РКСМ, очевидно, по легальной административной схеме. Рядовые комсомольцы должны были сообщать о настроениях и происшествиях в городе своему руководству, а его представители, в свою очередь, непосредственно — ЧК.
    Не случайно основатель рыбинского РКСМ Павел Расторгуев официально перешел в августе 1918 г. на работу в ЧК в качестве агента отдела по борьбе с контрреволюцией, сохранив при этом связи с комсомольской организацией.
    «Мы — чекисты…», — писал Расторгуев на склоне лет своему соратнику по рыбинскому комсомолу полковнику Ивану Александрову, с нелестными характеристиками кого-то из их общих знакомых. Стоит отметить, что многие чекисты-комсомольцы не только были «добровольными помощниками» или «осведомителями» ЧК, но и погибли на фронтах Гражданской войны. Чем больше я сталкиваюсь с фактами из истории тех далеких лет, тем чаще прихожу к мысли о том, а вправе ли мы судить всех этих людей? Безвестный Паша Расторгуев, родоначальник рыбинского комсомола, умерший в Донбассе, или, как принято говорить, «сгоревший на работе» в какой-то незначительной должности. Его именем названа улица, в основном благодаря усилиям Ивана Александрова, неоцененного еще летописца первых лет Советской власти в Рыбинске. А кто из современных рыбинцев помнит, в честь кого названа та или иная улица, даже до революции. И кто вспомнит о нас, и тех, кто идет за нами, лет через тридцать, пятьдесят, восемьдесят…

    «Политическая разведывательная»

    Одним из первых признаков активности негласного аппарата РыбЧК было установление в сентябре 1918 года слежки за левыми эсерами, организация которых по постановлению Рыбсовдепа была упразднена и подлежала разоружению.
    Между тем функции политической полиции относились не только к отделу по борьбе с контрреволюцией, но в той или иной степени к компетенции всех отделов РыбЧК, что создавало возможность ведения перекрестной работы.
    По инструкции ВЧК задачи отделов РыбЧК в этот период сводились к следующему:
    1. Отдел по борьбе с контрреволюцией: борьба с организациями и выступлениями против Советской власти;
    2. Отдел по борьбе со спекуляцией (помимо основной задачи): надзор за грузовыми отправками и прибытиями, надзор за буржуазными агентами, «пробравшимися во всякого рода продовольственные, распределительные и прочие экономические организации» (т.е. по совместительству отдел занимался вопросами экономической и политической контрразведки);
    3. Отдел по борьбе с преступлениями по должности: «наблюдение и контроль» уголовной милиции (здесь речь шла, скорее об общем надзоре за милицией) и «борьба с преступлениями вообще», то есть фактическое курирование всей работы по уголовным преступлениям, совмещенной с антикоррупционной и контрразведывательной деятельностью отдела в части борьбы с саботажем;
    4. Иногородний отдел: управление территориальными органами, «борьба на железнодорожных пунктах», информационное обеспечение и инспекционная деятельность.* Таким образом, работа ЧК в полосе отчуждения железных дорог изначально возлагалась на иногородние отделы. Но уже в сентябре 1918 г. в структуре РыбЧК существовал самостоятельный «железнодорожно-водно-транспортный» отдел. Под «территориальными органами» статуса уездной ЧК в свою очередь могли подразумеваться волостные уполномоченные, но об их наличии в штатах РыбЧК на сентябрь-октябрь 1918 года никаких данных нет.
    Интересна система управления этими отделами. Принцип единоначалия в ЧК к тому времени еще окончательно не сложился. Как известно, члены Комиссии, они же заведующие отделами назначались по согласованию между партийными комитетами и местными ЧК, а в случае председателя Комиссии — с ВЧК. Заведующие отделов назначали секретаря и членов Коллегии отдела, утверждаемых общей Комиссией. Кроме Коллегии, в отделах предусматривались также так называемые «президиумы», представлявшиеся собой подобие профсоюзного органа и выбиравшиеся общим собранием служащих отдела для решения общих вопросов, в составе 3-х человек. Заведующие отделов на уездном уровне возглавляли также следственную и секретную части (отдельно для каждого отдела). К Секретной части относилось делопроизводство и работа
    осведомительского аппарата.** Заведующий отделом, руководя работой секретной части, был таким образом и заведующим разведкой, назначал наряды на производство операций (обыски, аресты, наружное наблюдение), старшего наряда, и выписывал ордер на его имя.
    Трудно сказать, как распределялись эти обязанности при тогдашних штатах Рыбинской ЧК, структура которой на том этапе строилась по смешанному функционально-отраслевому принципу — отраслевые оперативные
    отделы, и функциональные административный и хозяйственный отделы.  В дальнейшем все эти оперативные отделы стали основой единого Секретно-оперативного отдела как самостоятельной функциональной части
    Рыбинской уездной ЧК.

    _________
    * К компетенции центрального иногороднего отдела относилось также
    обеспечение работы ВЧК на пограничных пунктах;

    ** В аппаратах ЧК губернского уровня предсмутривались самостоятельные
    следственные отделы и секретные части, общие для всей Комиссии.

    Материал основан на документах Рыбинского филиала
    Государственного архива Ярославской области