Новости города Рыбинск

    Новости

    Песков оценил возможность отправки школьников на внеплановые каникулы в регионах

    школаМосква задает стандарты, но каждому региону на месте виднее, отправлять ли школьников на внеплановые каникулы из-за риска распространения коронавируса. Об этом заявил журналистам пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в среду, 30 сентября.

    Отвечая на вопрос, считают ли в Кремле необходимым распространить введенные в столице двухнедельные каникулы и на другие регионы. Песков сказал, что это «не Кремль должен видеть необходимость в каникулах». По его словам, соответствующие решения принимают главы регионов в рамках «особых полномочий, которыми они обладают».

    «Сергей Семенович [Собянин] — человек решительный, принимает меры. Москва задает стандарты. Но каждому региону на месте виднее», — сказал пресс-секретарь.

    Школьники в Москве с 5 до 18 октября уйдут на каникулы на две недели для снижения роста заболеваемости коронавирусом.

    По словам руководителя пресс-службы столичного департамента образования и науки Екатерины Паршиной, школьники, которые учатся по триместрам, в столице в соответствии с указом Собянина уйдут на двухнедельные каникулы со следующей недели вместо обычных каникул в ноябре. Читать далее

    Половина родителей выступила за отмену всероссийских проверочных работ

    Половина родителей выступила за отмену всероссийских проверочных работ

    Половина родителей выступила за отмену всероссийских проверочных работ

    Старт всероссийских проверочных работ (ВПР), которые были перенесены с весны на осень, вызвал недовольство родителей школьников. Согласно опросу образовательной компании Maximum Education, половина из них (49%) считает, что контрольные замеры нужно было вообще отменить. Так же считают 67% самих учащихся.

    Опрос проходил с 3 по 11 сентября. В нем приняло участие около 1 тыс. респондентов.

    Всероссийские проверочные работы традиционно проходят весной, однако в этом году из-за пандемии было принято решение перенести их на осень. ВПР стартовали 14 сентября и продлятся до 12 октября.

    Проверочные работы в этом году напишут около 6 млн учеников пятых–девятых классов. Результаты не должны учитываться в промежуточной аттестации учащихся, оценке деятельности школ, муниципалитетов и регионов, сообщили «Известиям» в Минпросвещения.

    Но учителя в регионах всё же воспринимают ВПР как инструмент оценки их квалификации, отметила директор по развитию Национальной родительской ассоциации Марианна Шевченко. Поэтому в сентябре они начали готовить детей к проверочным работам экспресс-методами, уточнила эксперт, подчеркнув, что это огромный стресс для детей.

    Распустились: часть российских школьников снова перешла на удаленку

    часть российских школьников снова перешла на удаленку

    Возвращение к занятиям возможно со справкой от врача или результатами ПЦР.

    Часть школьников вернулась к дистанционному обучению — в разных регионах классы или целые учебные заведения отправились на карантин из-за случаев заражения COVID-19. Первые сообщения о возвращении к онлайн-обучению пришли из Москвы и Ивановской области, рассказали в Национальной родительской ассоциации. Вернуться в школу после двухнедельного карантина здоровые дети могут либо со справкой от врача, либо с отрицательным тестом на коронавирус. Дистанционное обучение продолжается по отработанной весной схеме — правда, сам педагог ведет урок из класса. Читать далее

    К чему готовиться родителям — как будут работать школы с 1 сентября?

    Новый учебный год начнётся 1 сентября в регионах РФ очно, но по новым правилам. Из-за угрозы распространения коронавируса с марта 2020 года школьники вынуждены были учиться дистанционно. В связи с сохранением рисков распространения COVID-19 Роспотребнадзор дал рекомендации по организации работы образовательных организаций в новом учебном году. Читать далее

    Формируя интеллектуальную элиту

    Сегодня, в эпоху цифровых технологий, профессия программиста – одна из наиболее увлекательных и перспективных. Для многих современных школьников Марк Цукерберг – пожалуй, такой же звёздный герой, каким был для их бабушек и дедушек Юрий Гагарин. Освоить азы программирования они стремятся уже в юном возрасте, и, если встречают на пути мастеров этого дела, то тем самым выигрывают свой заветный звёздный билет. Рыбинским ребятам в этом смысле провезло: ещё до поступления в РГАТУ им. П.А. Соловьёва, где в числе прочих технических специальностей есть «Программная инженерия», многие из них при поддержке талантливых педагогов успевают достичь в программировании очень хорошего уровня.

    IT-Олимп для самых юных

    11 ноября в Рыбинске и Ярославле состоялся турнир по программированию среди школьников, организатором которого является IT-компания НПО «Криста». В нём приняли участие 17 команд, в которые вошли учащиеся общеобразовательных школ, гимназий и лицеев Рыбинска. В этот же день в ярославском офисе компании прошел турнир по программированию среди школьников Ярославля, в котором приняли участие 27 команд. В целом в турнире приняли участие более 140 продвинутых в программировании школьников Рыбинска и Ярославля.

    В рамках состязаний командам, в которых было по три человека, выдавалось техническое задание – описание правил и модуль для взаимодействия между игроками. Нужно было разработать игру и сразиться в неё с другими участниками соревнований. Все ребята старались на совесть и показали хорошие результаты. В Рыбинске все три призовых места   заняли команды из лицея №2. Лидером стала команда, в которую вошли  десятиклассник Сергей Колесов и учащиеся девятых классов Иван Соколов и Илья Запорожец. В Ярославле I и III места заняли команды, представлявшие школу №33, II место завоевала команда школы №76. Все участники турнира получили подарки от предприятия-организатора. Победители были отмечены особо: призом за I место был гироскутер, за II место – квадрокоптер; за III место – очки виртуальной реальности.

    Надо сказать, что турнир по программированию проводился в НПО «Криста» уже во второй раз. Впервые он состоялся в октябре прошлого года. В нём приняли участие рыбинские школьники – было сформировано 10 команд. Победителями стали команда ЦДТ «Солнечный» (в неё вошли десятиклассник Максим Королев, девятиклассник Михаил Кузнецов и восьмиклассник Александр Новожилов, чей талант особенно поразил жюри), а также сборная команда школ №№1, 5, 30 и команда школы №44. Все игроки получили награды. По итогам мероприятия было принято решение сделать турнир ежегодным. 

    Найти мастера

    Такую задачу обычно решают все, кто встаёт на путь освоения какого-то ремесла. Только мастер способен и основы знаний новичку дать, и таланты в нём раскрыть. С его помощью идущий осилит дорогу и быстрее, и с лучшим результатом. 

    Для рыбинских ребят несомненным гуру в области программирования является Дмитрий Игоревич Аргов.  Он начал работать в ЦДТ «Солнечный» еще в 1993 году, параллельно учась в РГАТА им П.А. Соловьёва, на факультете радиоэлектроники и информатики, с 1995 года также стал работать в СОШ №3, а с 2000-го – в лицее №2. За почти 25 лет педагогической работы Дмитрий Аргов привил любовь к программированию множеству ребят. Кстати, именно он подготовил школьников, завоевавших первые места на прошлогоднем и нынешнем рыбинских турнирах по программированию, о которых рассказано выше.

    – Дмитрий, чем вас привлекает работа педагога?

    – Мне всегда казалось, что это призвание. Работать с детьми интересно: интересен сам процесс, когда из обычного ребенка получается программист, способный творить чудеса. 

    – Каждого ли ребёнка можно научить программированию?  

    – Каждого научить нельзя. Тут необходимо совпадение трёх элементов: ХОЧУ+МОГУ+НАДО. То есть наличие у ребенка желания заниматься, терпения для достижения поставленной цели и способностей для восприятия сложного материала.

    – Как вам удаётся добиваться столь хороших результатов? Есть ли у вас особая программа или вы как-то по-особому мотивируете ребят?

    – В ЦДТ «Солнечный» разработана специальная программа: в 1-й год проходит обучение языку программирования Паскаль и структурам данных, во 2-й год ребята изучают строение ПК и операционной системы, в 3-й год они осваивают объектно-ориентированное программирование. В лицее №2, в старшей школе, действует программа профильного обучения информатике. Сочетание этих двух сил и дает хороший результат.

    – Многие ли ваши ученики стали программистами? Что они окончили и где теперь работают?

    – Сейчас многие выпускники, к сожалению, уезжают учиться в другие города, прежде всего, в Москву и Санкт-Петербург. Среди вузов приоритетны МФТИ, МГУ, ВШЭ, СПбГУ, СПУ и др. При этом многие выпускники остаются в РГАТУ. Окончившие вузы ребята являются сотрудниками многих известных компаний, среди них – «Яндекс», «Рамблер», «Abbyy», фирма Касперского. Много бывших учеников работают и в Рыбинске, в частности в НПО «Криста».

    – Победители турнира по программированию среди школьников этого года – Сергей Колесов, Иван Соколов, Илья Запорожец – ваши воспитанники. Давно ли они занимаются программированием? Как вы оцениваете их перспективы в этом деле?

    – Сергей занимается 3 года, Илья и Иван – по 2 года. Я считаю, что если учащийся не испугался трудностей и доучился до второго-третьего года, то перспективы у него весьма хорошие. Главное – не сдаваться, стремиться двигаться к выбранной цели. Тогда всё получится.

    Интерес к программированию среди школьников с каждым годом растёт, а это значит, что в ближайшем будущем многие юные дарования Рыбинска смогут заявить о себе.

    Стефано Алоэ: «Мелодика русского языка сразу меня пленила»

    О русской культуре как о самом бесспорном и, пожалуй, самом значительном нашем достоянии, о необходимости его сохранения сегодня активно говорится на разных общественных уровнях страны. К сожалению, не всегда эти разговоры доходят до реальных дел: видимо, как говаривал классик, «лицом к лицу лица не увидать…». При этом русский язык и русскую литературу любят и с интересом изучают во многих странах мира. Нам выпала счастливая возможность пообщаться об опыте приобщения к русской культуре в Италии со Стефано Алоэ, профессором университета Вероны, принявшим участие в международной научной конференции «Филологические чтения Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова».

    Всё началось с «Подмосковных вечеров»

    При первой встрече с этим человеком ловишь себя на мысли: как подобрать нужные иноязычные слова: всё-таки учёный из самой колыбели европейской науки? Однако в следующее мгновение Стефано Алоэ согревает тебя обаятельной, словно впитавшей всё тепло итальянского солнца, улыбкой, и всё напряжение перед началом диалога мигом улетучивается. Стефано настолько прост, открыт, дружелюбен в общении, что после обмена несколькими фразами совершенно избавляешься от естественного барьера. И собеседник начинает казаться очень давним и хорошим знакомым. Отчего бы, собственно? Ответ очевиден: Стефано Алоэ великолепно владеет русским языком. Причём не просто верно строит фразы, а именно владеет языком во всём его богатстве, простирающемся гораздо глубже предписанных норм и правил. Стефано чувствует русский язык, его звучание, его дыхание, его внутреннее биение. Поэтому разговор с ним – это общение с по-настоящему своим человеком. Более того, с человеком очень образованным и интеллигентным, понимающим не только то, что говорится прямо, но и то, что уходит в подтекст, в интонации, в смысловые слои – то, что обычно улавливают либо родственники и друзья, либо настоящие единомышленники. И это по-настоящему потрясает.

    – Моё приобщение к русской культуре началось в 90-е годы, – говорит Стефано Алоэ. – Тогда Россия открывалась Европе и миру. В Италии же было довольно мало людей, которые знали русский язык. Спрос на таких специалистов был большой, и мой отец, работавший в бизнесе, сказал, что мне надо изучать такой язык, потому что это будет полезно для работы. Надо сказать, что меня поначалу предложение отца не особо заинтересовало: мне тогда было лет восемнадцать – я не думал ни о коммерческой работе, ни о работе переводчика. Однако я взял какой-то простенький курс русского языка с кассетой: у меня не было никакого представления о том, как звучит русский язык, потому что туристы из России не приезжали – возможности слушать русскую речь почти не было. И вот, я поставил кассету. Там был довольно занудный урок номер один, а я слушал его так, словно это была музыка Бетховена: мелодика русского языка сразу меня пленила. В конце второй стороны кассеты была записана песня «Подмосковные вечера», которую я не знал тогда. Я очень люблю музыку, мне песня понравилась, и всё, я стал учить. Занимался поначалу самостоятельно. Когда поступил в университет Вероны, начал активно читать русскую классику, изучать историю русской литературы. Уже при первых поездках в Россию у меня появилось много друзья и знакомых, сложились профессиональные контакты.

    Достоевский – самый читаемый в Италии русский писатель

    Сегодня Стефано Алоэ преподаёт русскую литературу в университете Вероны, в Италии. Он вице-президент Международного общества Достоевского, объединяющего исследователей творчества этого выдающегося русского писателя из разных стран. Он автор многих научных статей. Стефано Алоэ был одним из организаторов XIV симпозиума Международного общества Достоевского, состоявшегося в Неаполе в 2010 году, редактировал и курировал выход двух сборников научных трудов, подготовленных для этого форума. Сейчас учёный работает над монографией о творчестве Достоевского. Завершить её написание Стефано Алоэ планирует через 2 года. Концепция монографии связана с проектом, которым Стефано Алоэ активно занимался в течение последнего года

    – Я работал в Италии с итальянским издательством, – говорит учёный, – готовил к публикации монографию Константина Абрековича Баршта о рисунках и каллиграфии Достоевского. Она вышла в конце прошлого года. Это, во-первых, очень серьёзный научный труд, а во-вторых, очень красивая книга с множеством репродукций из рукописей Достоевского. Этим рукописям я посвятил своё исследование.

    На ярославской конференции Стефано Алоэ выступил с докладом на тему «Каллиграфические стратегии писателя как текстологический элемент: на материалах рукописей Ф.М. Достоевского». В нём отчасти отражена проблематика, которой посвящена готовящаяся монография учёного.

    – Собственно, я сейчас пытаюсь понимать некоторые из стратегий творческого мышления писателя, – поясняет свой замысел Стефано Алоэ, – особенно то, что связано с выбором имён героев и названий, прежде всего, топографических: улиц, городов, стран. У Достоевского – особая работа с этими именами и с этими названиями, и я пытаюсь найти инварианты для того, чтобы строить гипотезу о том, как работает его мышление в тот момент, когда он строит сюжет, готовится к написанию нового произведения. К настоящему моменту Стефано Алоэ создал самую полную библиографию итальянской достоевистики и продолжает её дополнять. Эта работа осуществляется в рамках формирования международной библиографии трудов по творчеству Достоевского, которую ведёт Международное общество Достоевского.

    – Это очень амбициозный план, которым занимаются практически во всех странах под координацией Владимира Николаевича Захарова, – отмечает Стефано Алоэ. – Я думаю, что у нас через пару лет будет основа для того, чтобы создавать электронные ресурсы с международной библиографией о Достоевском, которая будет постоянно пополняться.

    Об итальянской достоевистике Стефано Алоэ говорит следующее: «Она чрезвычайно обширна. О Достоевском писали и пишут очень разные люди, не только литературоведы, но и философы, теологи, врачи, политологи, историки, священники, психологи, психоаналитики, кинорежиссёры, театральные режиссёры, даже инженеры как о выпускнике инженерного училища и т.д. Существует немало книг и очень много статей, в которых отражены самые разные взгляды на творчество Достоевского. Кроме того, есть много переводов работ о нём из других традиций, включая российскую достоевистику».

    Столь пристальный интерес итальянцев к Фёдору Михайловичу Стефано Алоэ объясняет так: «Думаю, что итальянцам, если говорить в среднем, интересно и близко в творчестве Достоевского, в его произведениях и героях то, что серьёзные духовные и философские вопросы он ставит на уровне нормальной жизни. Однако носители этих идей – люди довольно обыкновенные, или, по крайней мере, они находятся в обыкновенной среде быта. Мне кажется, что это особенно трогает наших читателей, потому что у нас нет такой ситуации и писателей, которые так же сумели работать с философскими идеями. Хотя в принципе нигде нет автора, подобного Достоевскому. Но вот такая постановка вопроса, мне кажется, очень близка нашему мышлению: высокие идеи находятся не только на небесах, но и внутри человека. Прежде всего, внутри человека».

    Говоря о соприкосновении творчества Достоевского с творчеством итальянских литераторов, Стефано Алоэ вспоминает о Данте: «Есть некоторые параллели личностей и творчества писателей. Например, этическое начало у обоих очень сильное, и ощущение того, что у них есть некая миссия. И ещё то, что они не побоялись смотреть в глубины человека, хотя глубина человека – это очень страшно…»

    По словам итальянского учёного, на сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что Достоевский – самый читаемый в Италии русский писатель.

    – Раньше, наверное, до 80-х годов, с ним можно было сопоставить ещё Льва Николаевича Толстого, который до сих пор является признанным классиком в Италии, – говорит Стефано Алоэ. – Однако Достоевского люди воспринимают в целом как более современного автора. По стилю и тематике.

    Примечательно, что Достоевского ценит итальянская молодёжь. По словам профессора, те молодые люди, которые начинают читать произведения писателя, обычно не остаются равнодушными. Некоторые говорят: «Это страшно – я больше не буду». Многие же, наоборот, начав читать один роман, переходят постепенно к другим. Что же касается переводов произведений писателя, то их в Италии очень много – у читателей есть возможность выбирать. Многие студенты итальянских вузов начинают знакомиться с русской культурой именно с творчества Достоевского.

    В российских университетах Стефано Алоэ выступал неоднократно. Его всегда встречают с большой радостью. По словам учёного, север нашей страны он знает пока не очень хорошо: прежде приезжал в Иваново и Кострому. В Ярославской области он побывал впервые. Он был очень впечатлён красотой Ярославля и Толгского монастыря, пообщался с ярославскими учёными и педагогами. К сожалению, визит был непродолжительным – с Рыбинском итальянский профессор познакомиться не успел. Однако он выразил желание приехать в наши края вновь.

    Анзор Бухарский: «Начав заниматься фотографией, я обрёл то, что искал в живописи»

    Тайны фотомастерства известного в разных странах  узбекского фотографа Анзора Бухарского теперь могут немного приоткрыться: его персональная выставка открылась в НПО «Криста» Вниманию аудитории представлено около двух десятков «золотых» снимков автора.

    Над древним городом восходит солнце. Оно заглядывает в каждый закоулок, в каждый узбекский дворик. В одном из них в сооружённой из тюлевой сетки палатке ещё досматривает сон мальчик. Накануне он долго ворочался: назойливые москиты, жужжали над его головой, пытаясь проникнуть внутрь палатки. И вот теперь весёлый солнечный луч крадётся по узорчатой перине, по разноцветным подушкам, изучает причудливый рисунок на сетке, замирает на загорелом лице мальчика, легонько гладит его, словно мягкой кошачьей лапой. И вот, соня расплывается в улыбке. Какое же это чудо – открыть глаза и увидеть свежий, умытый, благоухающих упоительными запахами из кухни, расцвеченный множеством подвижных красок и разнообразных звуков день! Ещё один счастливый день…

    Мир на фотографиях Анзора Бухарского очень тёплый. И дело не только в том, что в  Бухаре, неизменно остающейся его любимым городом, всегда по-летнему уютно. Фотопространство, создаваемое Анзором, само по себе похоже на радушный очаг,  собирающий много народа. Отчасти он похож на причудливую восточную сказку с её дивными превращениями и метаморфозами: например, на фотографиях автора тени – людей, животных, вещей – на стенах домов, отражения их в стёклах и зеркалах не менее полноправные персонажи событий, чем те, кто их отбрасывает. Порой они даже оказываются главными героями сюжетов, привлекающими основное внимание зрителя. И тогда у него возникает ощущение непривычного, но гармоничного совмещения объёмного и плоскостного изображений, фотографии и рисунка.  Причём фотограф столь искусно выбирает ракурсы, что узнаваемость и причудливость, даже некоторая эфемерность сюжетов выглядят как неотъемлемые составляющие единой реальности, в которой ни у кого нет сомнений.

    Анзор любит людей, ему нравится подолгу разговаривать с ними, шутить, прислушиваться к ним, всматриваться в их быт. Поэтому люди, даже если они случайно оказались в поле зрения фотографа, всегда на его снимках выглядят интересно: они «дарят фотографиям свои истории», магнитящие чужой взгляд своей незаконченностью и принципиальной неразгадываемостью. Возможно, как человек восточной культуры, как художник по призванию Анзор Бухарский понимает, что мир – бесконечный океан, загадки которого кроются в самых глубинах, до которых невозможно добраться. Однако отголоски этих тайн скользят по поверхности, окружают нас повсюду, а значит, нужно лишь уметь их улавливать.

    Анзор Бухарский родился в 1968 году в Ташкенте. С 1975 года он постоянно живёт в Бухаре, хотя, будучи очень лёгким на подъём, охотно путешествует по разным странам. В детстве Анзор влюбился в живопись.  И сегодня он с удовольствием вспоминает, как ещё в пору учёбы в школе он все деньги, которыми мог располагать, тратил на альбомы по искусству. Магазин неподалёку от его дома, где альбомы изредка можно было приобрести, манил его отчаянно. Купив очередное издание с репродукциями картин одного из гениев мировой живописи, Анзор постоянно его рассматривал, просиживал за этим делом целыми днями. Врождённое чувство прекрасного привело юношу сначала в училище искусств в Бухаре, где он специализировался как художник-график, затем в Ташкентский театрально-художественный институт, на факультет театральной декорации. Окончив вуз, Анзор некоторое время работал по специальности в театре оперы и балета им. Алишера Навои в Ташкенте. Тогда же он начал участвовал в выставках молодых художников республики. Параллельно изучал искусство фотографии. В 2006 году это увлечение стало основной профессией Анзора. Сначала он, как и многие фотолюбители, фотографировал свадьбы, воспитанников детских садов и учащихся школ. Потом заинтересовался фотоколлажами и даже участвовал с такими работами в международных выставках. Постепенно перешёл к документальной и жанровой фотографии, чем занимается по сей день. Пробуя себя в разных жанрах, в том числе и в НЮ, Анзор получил международную известность как стрит-фотограф. По его словам, он себя к стрит-фотографам никогда не относил, но так сложилось, что в фотосообществе его имя стали соотносить преимущественно с этим модным сегодня жанром. Надо сказать, что во многом это справедливо: Анзор снимает стрит-фото не просто виртуозно, но и уникально с художественной точки зрения. Его опыт освоения стрит-фотографии – по-настоящему высокая планка для всех, вставших на этот путь.

    Анзор Бухарский – участник многих национальных и международных выставок, проходивших в Узбекистане, России, Латвии, Италии, Турции; обладатель  наград ряда престижных фотоконкурсов. В частности, он стал победителем престижного ежегодного международного конкурса стрит-фотографии «ФУФ» («Фестиваль уличной фоторафии») в 2014 году, состоявшегося в московском Центре документальной фотографии «FOTODOC». Подаренную ему фотокамеру Анзор вручил своей дочери, пятнадцатилетней Лейле, мечтающей стать фотожурналистом. Анзор Бухарский сотрудничает с агентством ИТАР-ТАСС, в галерее которого в 2012 году состоялась его персональная фотовыставка. Также масштабные экспозиции работ фотографа были показаны в Москве, Новосибирске, Барнауле, Кирове, Южно-Сахалинске, Хабаровске, Бухаре, Самарканде и других городах России и Узбекистана.  По версии китайского сайта The Other Hundred, Анзор Бухарский вошел в список ста лучших мировых фотографов 2013 года. Он не только фотографирует сам, но и преподаёт, сотрудничая с рядом известных столичных фотошкол, проводит мастер-классы по стрит-фотографии в разных странах: России, Прибалтике, Марокко, на которые приезжают люди буквально отовсюду. Ближайший мастер-класс состоится в США. В Бухаре Анзор тоже проводит мастер-классы  – желающих освоить азы мастерства в Бухарской школе немало. Собственно, эта работа и обеспечивает мастеру достаточную степень творческой свободы.

    –Анзор, давно ли вы занимаетесь фотографией?

    –С искусством фотографии я познакомился ещё в детстве. Меня увлёк этим делом одноклассник Серёжа Ткачук, папа и старшие братья которого были фотолюбителями: в советское время все фотографировали. Потом это увлечение надолго забылось. Я учился на художника театра и кино, долгое время занимался графикой, причём тонкой, имитирующей офорт, акватинту: рисовал тончайшим пером на подготовленной – грунтованной и тонированной – бумаге. Это были изображения небольшого –  или «камерного»  –формата, их можно было рассматривать на расстоянии вытянутой руки. Кроме того, я преподавал изобразительное искусство – рисунок и композицию – сначала в школе искусств, потом в училище искусств. И вот, в 2000-м году, уже будучи художником, я купил свой первый маленький цифровой фотоаппарат. Он был для меня просто вспомогательным механизмом для того, чтобы я имел исходные кадры, которые потом можно использовать при создании графических изображений. Потом я нашёл в интернете первые фотографические сайты, был разочарован увиденными на них снимками и решил выставить свои работы. В основном это были изображения городских улочек. Так, осторожно, даже с опаской я стал формироваться как фотограф.

    – Опыт художника-графика, театрального декоратора как-то повлиял на ваше занятие фотографией?

    – У художников есть мнение, что они сами создают мир на двухмерном пространстве картины или графического изображения. При этом среди них бытует несколько  пренебрежительное, высокомерное отношение к фотографам: дескать, подошёл, нажал на кнопку – и пожалуйста, изображение готово. И конечно, каждый художник думает о том, что вот попадёт ему в руки камера, и он сразу сделает шедевр. Так же и я думал, но оказалось, что мой опыт как художника в фотографии не то чтобы непригоден, но полном объёме я не смогу его использовать, оказалось, что в фотографии совсем иные законы работают. Пришлось осваивать эту новую для меня эстетику почти с нуля.

    – В чём была её новизна?

    – Я учился изобразительному искусству в русле классической школы. У меня были замечательные педагоги, которые окончили ведущие российские художественные вузы: институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина; институт им. В.И. Сурикова. С их помощью я, обучаясь в училище и институте, впитал всё лучшее из академической традиции. Однако ценности академической живописи и графики в фотографии работают по-иному. В частности, фотография может быть ценна каким-то минимализмом, цветовыми пятнами. Она тяготеет скорее не к академической, а к авангардной, футуристической живописи.

    – В одном из интервью вы говорили, что занявшись фотографией, ушли от графики  – почему? 

    – Я долгое время пытался, не оставляя изобразительное искусство, заниматься фотографией и искренне хотел, чтобы она была просто моим увлечением. Я не думал, что оно перерастёт в мою основную профессию. Однако это совмещение оказалось для меня очень тяжёлым. Возможно, отчасти потому, что я себе поставил достаточно высокую планку: мне захотелось достичь в фотографии определённых высот. Думаю, я это сделал. Сейчас у меня нет потребности рисовать, но, возможно, пройдёт несколько лет, и ко мне как к художнику вернётся вдохновение.

    – Когда вы перешли от графики к фотографии, ваши стилевые и жанровые приоритеты сохранились или изменились?

    – Интересно сравнить то, что я когда-то рисовал и то, что очень ценю в фотографии. Моим самым любимым художником, кумиром всегда был Рембрандт – мастер, который обнаружил и показал ценность света. И я тоже ищу в фотографии свет. Мне интересно, когда на снимке лучом света выхвачен фрагмент фигуры человека или предмета. Наверное, начав заниматься фотографией, я наконец-то обрёл то, что искал в живописи. Когда я рисовал, я не был настолько творчески раскрепощён, как теперь. Может быть, поэтому меня сейчас не тянет рисовать. Ведь я был коммерческим художником. Рисовал бытовые сценки из жизни Бухары. Делал это очень хорошо. Мои работы выглядели, как открытки – иностранцы их охотно покупали. Однако я занимался одним и тем же делом изо дня в день. Это была рутина. А теперь, выходя с фотокамерой на улицу, я абсолютно не знаю, что у меня получится к концу дня. Возможно, я не сделаю ни одного хорошего кадра. Но я и не ставлю такой цели. Это подлинное ощущение творческой  раскрепощённости мне очень нравится.

    –В чём, на ваш взгляд, специфика стрит-фотографии?

    – Об этом жанре много говорят и спорят, и надо сказать, что многие авторы стрит-фотографию определяют неправильно: считают, что к этому жанру относится всё, что снято на улице.  Однако на самом  деле стрит-фотографией можно считать лишь то, что снято в современной городской среде, в общественном месте. Кроме того, стрит-фотография – это всегда экспромт, игра подчас на грани фола. Сюжет стрит-фотографии нельзя ни предугадать, ни спрогнозировать, ни срежиссировать, потому что это фрагмент подлинной жизни улицы, текущей по своим собственным законам. А задача фотографа – просто украсть у жизни, вырвать, выхватить этот ценный своей подлинностью, уникальный момент. Если повезёт. В данном случае очень важен профессионализм фотографа: нужно вовремя нажать на кнопку и в видоискателе скомпоновать будущее изображение. Также важно профессиональное чутьё. И очень многое зависит от провидения: чтобы что-то горело или плавало, кто-то в нужный момент прошёл, что-то упало, или, например, парашютист приземлился, то есть чтобы сложилась какая-то непредвиденная ситуация.

    – Как научиться снимать стрит-фотографию?

    – Мы с моей дочерью Лейлой, которая осваивает фотографию, порой подолгу гуляем по улицам, фотографируем, и я постоянно учу её одному: конечный результат не должен быть самоцелью, ни в коем случае. Только тогда может получиться подлинный снимок текущей жизни. Выдающийся фотограф Георгий Пинхасов – кумир миллионов фотографов, на которого все ориентируются, единственный российский фотограф, который стал членом легендарного агентства «Магнум» – однажды сказал, что стал делать хорошие фотографии, когда перестал бояться делать плохие. Когда я начал учитывать смысл этой фразы в своей практике, то понял, насколько она логичная и замечательная. Действительно, как только ты перестаёшь бояться чего-то, ты себя освобождаешь.

    – По вашим фотографиям можно изучать традиционную жизнь Бухары. Вы принципиально её снимаете?

    – Нет, я вовсе не ставлю своей целью снимать что-то аутентичное. У меня много картинок из жизни современного мегаполиса, снятых и в общественном транспорте, и в ташкентском метро. Я фотографирую всё, что привлекает моё внимание, что кажется эстетически привлекательным. Если, допустим, я иду в сельскую местность, где живут цыгане, то не ставлю задачи сделать фотографии на социальную или этническую тему.  Я вообще не снимаю людей какой-то определённой национальности, даже не стремлюсь к тому, чтобы человек на снимке был узнаваем, мне порой достаточно его силуэта. Можно сказать, что я иду в эту местность за цветом и светом.

    – Вы впервые в Рыбинске?

    – Да, и успел увидеть, наверное, лучшую часть Рыбинска – живущих здесь людей, рыбинцев. Мы ходили по улицам, иногда останавливались с прохожими, общались. Я ещё раз убедился в том, что мы всё-таки одна некогда большая страна, у нас общий язык, одна история, одни ценности.

    – Какими показались вам рыбинцы?

    – Согласно первому впечатлению, они не злобные, скорее даже доброжелательные, открытые – это встречается не во всех городах, а потому очень приятно.
    Гуляя по Рыбинску, Анзор много фотографировал. Возможно, среди этих туристических фотозарисовок окажутся совершенно потрясающие кадры – мы увидим наш город с  непривычной точки зрения и познакомимся с ним заново.

    Лиана Гаврилова

    P.S. После 7 апреля выставка лучших и наиболее известных фотографий Анзора Бухарского будет экспонироваться в галерее Рыбинского фотографического общества по адресу ул. Крестовая. 21. Посещение бесплатно.

    Владимир Щукин: «Пушкин – это наша артиллерия»

    Зимний вечер. В уютном зале старинного особняка бывшего городского головы Константина Ивановича Расторгуева прикрыты ставни. Мягкий, приглушённый свет окутывает пространство, стирая границы эпох. Гости собрались, расположившись в креслах с чашками кофе и чая. Минута… И вот, в центр зала, к белому камину, выходит человек в сюртуке на старинный манер с гитарой – под пение струн начинают звучать строки «Евгения Онегина»…

    Такой удивительный подарок сделал рыбинцам известный московский актёр, поэт и композитор Владимир Щукин, приехавший недавно в наш город по приглашению своего друга и коллеги фолк-музыканта Мити Кузнецова. Это был уже второй визит: первое выступление перед рыбинской аудиторий состоялось на Усадебнике в «Этно-Кузне» 2 года назад. Новое выступление артиста в ресторане «Дом Культуры и Отдыха» стало незабываемым путешествием в чудесную пушкинскую пору.

    Судьбы извилистым путём

    Щукин – из тех художников, которые считают своё дело особого рода служением – Богу, людям, искусству в самом искреннем, душевном и мастерском его проявлении. Но мессианство это абсолютно лишено пафоса. Глядя на Владимира Всеволодовича, слушая его редкой красоты голос, вдохновляясь его пением и от души смеясь на его шутки, невольно ловишь себя на мысли: какими они были, люди дореволюционной поры, мы не знаем, но, наверное, они были как раз такими. Именно с такими достоинством и любовью к окружающим, с таким пониманием ценности жизни.

    Это личность очень одарённая. Щукин стал писать песни на свои и чужие стихи с 7-го класса. После школы окончил Московский институт тонкой химической технологии им. М. В. Ломоносова, позже учился на режиссёрском факультете в ТИ им. Щукина и композиторском в МГК им. Чайковского.

    Во второй половине 70-х он принадлежал к музыкальной элите андеграунда. Ходил в заплатанных джинсах, играл на гитаре в 12 струн. Со своей группой акустического рока «Последний Шанс» выступал на самых уважаемых с то время молодёжных фестивалях, например, всесоюзно известном Грушинском. С концертами исколесил страну вдоль и поперёк. Участвовал в модных в тогда музыкальных квартирниках, которые устраивал Артемий Троицкий и на которых собирались сегодняшние мэтры, включая БГ.

    Те, кто в доперестречные годы были маленькими, наверняка помнят Владимира Щукина по телевизионным и радиопередачам «АБВГДейка» и «КОАПП», для которых он писал песни и в которых участвовал. Позже к ним добавились передачи «Очевидное — Невероятное», «Ля — минор» на НТВ+ телеэфира с Ксенией Стриж.

    Было время, когда Владимир Щукин уходил из артистической среды. Служил алтарником в храме. Даже одно лето был пастухом. Для творчества это оказалось продуктивным: Щукин много сочинял. Стихи как-то показал Булату Окуджаве, который хотел помочь их опубликовать, но автор тогда отказался: был на жизненном перепутье. Сборник вышел позже.

    К сегодняшнему дню творческий багаж артиста внушителен: в нём много прекрасных стихов, нескольких сот песен, есть даже классические вещи: опера, симфония, оратория. О творчестве Щукина немало добрых слов сказали писатель Валентин Распутин, певица и актриса Елена Камбурова, митрополит Антоний Сурожский и многие другие выдающиеся люди. Особенно запомнилось артисту знакомство с замечательным композиторов Георгиев Свиридовым, помог ему выпустить пластинку «В начале века».

    Владимиром Щукиным записано несколько музыкальных альбомов, в том числе – с забавными и очень красивыми детскими песнями. Некоторые из них выложены у него на сайте. Детей Щукин очень любит, старается дать им как можно больше душевного тепла и приобщить к подлинной красоте слова. Уже больше 10 лет он участвует в благотворительной программе «Мир без слез» банка ВТБ: вместе с Хрюшей, Степашкой, Мишуткой, Каркушей и Оксаной Фёдоровой они ездят с концертами в детские онкологические и травматологические центры. По словам артиста, традиция больничной клоунады уже около трёх десятков лет существует и в США, и в Европе. У нас в стране она пока только складывается. Опыт такой работы Владимир Щукин считает очень ценным. У него самого четверо внуков. Поэтому творчество артист понимает, прежде всего, как заботу о духовном здоровье подрастающего поколения. Насколько это важно и нужно, Владимир понял на собственном опыте: в его жизни огромную роль сыграл отец. Именно он убедил Владимира вернуться к искусству – как к служению.

    Отец мой был совершено поразительным человеком, — вспоминает Владимир Щукин. – Он прошёл войну. В девятнадцать лет потерял ногу. Всю жизнь носил в груди, рядом с сердцем, осколок от снаряда. Не вынули: боялись задеть сердце. Но сколько я помню отца, он всегда был спокоен и добродушен. Даже перед смертью людям, приходившим попрощаться, рассказывал смешные истории. Мне далеко до него… Отец был художником и очень любил русскую литературу. Он наизусть знал есенинскую «Анну Снегину», «Мцыри» и «Тамбовскую казначейшу» Лермонтова, некоторые сцены из «Бориса Годунова», некоторые чеховские пьесы и очень много стихов. Часто читал вслух. Поначалу я не особо придавал этому значение. Однако с возрастом стал понимать огромную ценность этих вещей. Именно благодаря отцу я полюбил литературу. Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Баратынский, Жуковский, Гумилев, Цветаева, Ахматова, Мандельштам, Есенин, Рубцов… Перечень моих любимых авторов большой. Я ими вдохновляюсь постоянно.

    Открыв для себя прекрасный мир русской поэзии, Владимир Щукин написал серию песен на стихи поэтов Серебряного века. Однако в доперестроечную пору издать их было проблематично. Выпуска пластинки фирмой «Мелодия» Владимир ждал целых семь лет. Отказ следовал за отказом. Автору порой хотелось всё бросить, но слово, данное отцу, удержало. В результате он собрал в свою поддержку подписи известнейших людей всего времени: Георгия Свиридова, Тихона Хренникова, Валентина Распутина, Василия Белова, митрополита Антония Сурожского и многих других. И диск выпустили. Однако почти одновременно с этим в стране грянули перемены – автору пришлось продавать свой долгожданный альбом в коридорах консерватории. Но Щукина это не смутило: дело своё он сделал – песни вышли в мир и зажили своей отдельной жизнью. Сегодня их включают в репертуар многие известные артисты.

    О культурной значимости этого альбома и общении с Владимиром Щукиным Митя Кузнецов говорит так:

    — Когда в начале 90-х годов мне в руки попала пластинка Владимира Щукина “В начале века”, то я заслушивался ею на протяжении многих лет. Пожалуй, никакая музыка из современной песенной русской не произвела на меня такого глубокого впечатления, как эта. За яркое оживление поэзии Серебряного века, за тонкую передачу образности и духа России 19 века, за мелодичность, за оригинальное смешение живых инструментов, за красивое исполнение я, без сомнения, отношу этот альбом к русскому музыкальному шедевру конца 20 века. Когда я слушал альбом, то мечтал быть хотя бы маленькой его частью. Поэтому, когда спустя многие годы мы близко познакомились с Володей и он сам предложил мне поработать над звуком, чтобы перевести пластинку на современный формат, т.е. сделать ремастер, то для меня это была огромная честь, оказанная великим художником. Не удивительно, что многими ценителями музыки этот альбом не замечается. К сожалению, это не редкость для истории России — признавать гениальность своих соотечественников после того, как их уже нет с нами.

    В моменты приезда Владимира Щукина в Рыбинск, я ценю каждую минуту нашего с ним творческого общения и с радостью отзываюсь на то, чтобы сегодня поработать и записать его новые произведения. Мы многое чувствуем одинаково. А наши с Аней дети прыгают от радости, когда дядя Володя приезжает и поет им свои детские песни. Ведь я осознаю, что для многих, кто рос на его песнях, особенно в 70-80-х, это осталось недосягаемой детской мечтой!

    «Онегин, добрый мой приятель»

    Некоторое время назад в студии «Этно-Кузня» Мити Кузнецова Владимир Щукин записал альбом из двух CD. В эту литературно-музыкальную композицию вошли фрагменты романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин»: Щукин его давно выучил наизусть и нередко читает перед аудиториями. В этот же альбом включены песни, романсы и баллады автора на стихи поэтов пушкинской поры: Василия Жуковского, Алексея Толстого, Фёдора Тютчева, Льва Мея, Фёдора Глинки, Петра Вяземского и других прекрасных мастеров слова. Этот-то проект и представил гость во время своего недавнего выступления в Рыбинске.

    Идея прочесть великое пушкинское произведение и спеть песни в ресторане «Дом Культуры и Отдыха», в красивом и очень уютном зале, выдержанном в стиле XIX века, пришла в голову Мите Кузнецову. Как всегда, она оказалась великолепной. Ведь именно так в прежние времена в хорошем обществе было принято украшать досуг, общаться и наслаждаться искусством. Благодаря редкому таланту Владимира Щукина эта добрая традиция у нас в городе возродилась хотя бы на один вечер. Пушкин по-настоящему прозвучал. А трогательные строки стихов под чарующие переборы гитары, словно бегущая волна, переместили всех собравшихся в эпоху романтизма, когда чувства изливали в письмах, украдкой передаваемых друг другу, а за насмешку могли вызвать на дуэль.

    Щукин предложил собственную интерпретацию «Онегина». Его точкой отсчёта в этой истории становится близкая к финалу восьмая глава романа. Переживший потрясения, изменившийся Онегин вспоминает всю свою жизнь, стремясь осмыслить её. Эта рефлексия в пространстве художественного слова сближает героя, автора, исполнителя и слушателей, преобразуется в их общее со-переживание.

    Удивительной красоты голос Щукина, мягкость и одновременно драматизм его исполнительской манеры, трепетное отношение к литературному слову в соединении со взглядом на классику как актуальную — всё это производит впечатление совершенно незабываемое. Щукин, профессиональный актёр, выбирает для передачи пушкинского образа изящные, прозрачные краски, показывая тончайшие эмоциональные нюансы, и избегая пафоса, обычно характерного для актёрского чтения. В его варианте исполнения Пушкинский Онегин перестаёт быть хрестоматийным, избавляется от штампованного восприятия и обретает живую связь с сегодняшним днём. А песни и романсы пушкинской поры создают органичную атмосферу для этого диалога.

    Могу сказать, что с Пушкиным я — на дружеской ноге, — говорит Владимир Щукин. — Я чувствую его не только как музыкант и актёр, но ещё и как сочинитель. Поэтому и осмелел сделать такую интерпретацию. Мой вариант «Евгения Онегина» не традиционен: в его основе — кинематографический подход, позволяющий прочесть роман под другим углом зрения. Я считаю, что это интересно и исторически оправданно. Ведь, в конце концов, и Пётр Ильич Чайковский предложил совершенно необычную интерпретацию этого произведения. Я же люблю авангард в разных его проявлениях: он позволяет видеть известные всем вещи не забальзамированными, а живыми. Я убеждён в том, что «Евгений Онегин» — это вещь не о том, что было двести лет назад, это очень современная вещь. Она по сей день является «энциклопедией русской жизни».

    — В чём, на ваш взгляд, ценность пушкинского наследия сегодня?

    — Вслед за Валентином Непомнящим, известным нашим пушкиноведом, скажу: Пушкин — это чудо, которое было явлено России… Это наша тяжёлая артиллерия, наши пушки: благодаря Александру Сергеевичу у нас произошёл настоящий культурный прорыв, появились и Достоевский, и Толстой, и Чехов. Мы сегодня говорим языком Пушкина. Это великое мировое достояние. Представьте: англичане и американцы перевели «Евгения Онегина» сорок два раза! Как они нашу литературу изучают! Этот роман входит в десятку бестселлеров мировой литературы: стоит в одном ряду с «Божественной комедией» Данте и «Фаустом» Гёте. К сожалению, некоторые этого не знают, но это факт. Мы часто недооцениваем наше великое литературное наследие, воспринимаем его штампованно, что совершенно несправедливо.

    — Возможно, это связано с опытом школьного восприятия

    — Да, к сожалению, опыт соприкосновения с литературой в школе не у всех хорош. У многих он вообще отбивает интерес к чтению. Я сам в детстве через это прошёл. Некоторые говорят о том, что классику сегодняшние дети воспринимают с трудом. Да, конечно, для них это непросто. Но, знаете, я нередко читаю «Евгения Онегина» в школах. В аудиториях собираются дети разного возраста: от пятых до одиннадцатых классов. Что удивительно, они слушают, буквально открыв рты. Из этого я заключаю, что ещё не всё у нас потеряно. Очень многое зависит от нас с вами. У меня самого четверо внуков — я в ответе за них. Поэтому у нас дома уже много лет нет телевизора, хотя есть компьютер. Я стараюсь воспитывать своих внуков глубоким и прекрасным литературным словом, прежде всего, словом Пушкина… Уверен, что это правильно. Надо противостоять тому, что калечит души наших детей. Как преподобный Серафим Саровский сказал: «Сейте везде, сейте на камне, и в терние, и при дороге! — Господь произрастит». Собственно, поэтому я и пою.

    — Вокруг романа «Евгений Онегин» много лет существует много разговоров. Предлагается множество вариантов понимания. Как вы думаете, эта тайна когда-нибудь откроется до донца?

    — По большому счёту вся наша жизнь — тайна. Чтобы мы её поняли, Господь нам нередко даёт подсказки, но мы, к сожалению, ко многим из них относимся немножко легкомысленно. Если бы мы были более чуткими и внимательными, многое было бы яснее… А что касается романа… Да, писали и пишут о нём много. Я сам ходил на лекции Непомнящего, слушал разные версии романа и его толкования в записях, читал труды исследователей, комментарии Набокова, Бродского. Это пушкинское творение, действительно, хранит многие смыслы. Есенин писал: «Лицом к лицу лица не увидать, больше видится на расстояньи»… Наверное, чтобы ещё лучше понять роман, нужно больше времени. Я читал его перед слушателями уже более тысячи раз, постоянно читаю наедине с собой, и знаете, я не только эстетическое удовольствие получаю от пушкинского слова, но и нахожу в нём новую пищу для размышлений. Это поразительно! Не зря же Ахматова сказала: « «Онегина» воздушная громада, как облако, стояла предо мной…» Я бы даже сказал, что «Онегин» для нас – своего рода кислородная подушка. Валентин Непомнящий этот роман читает, как Псалтирь: в нём каждая строфа, как псалом. Я рад тому, что это творение остаётся тайной. Думаю, в полной мере её никогда не разгадать. Однако делать это нужно, чтобы понять и себя, и окружающую жизнь. Ведь алхимики в своё время искали формулу философского камня и благодаря этим поискам многое открыли…

    — А почему же всё-таки среди множества прекрасных русских писателей для вас по-особенному ценен именно Пушкин с его «Евгением Онегиным»?

    — Раскрою вам небольшой секрет. Я с 1970 года живу в Москве буквально в пяти минутах ходьбы от места, где родился Пушкин, рядом с Елоховской церковью Богоявления, где его крестили. Он там прожил одиннадцать лет до отъезда в Царскосельский лицей. Осознание этой причастности мне даёт жизненные и творческие силы. Знаете, я нередко спрашиваю московских детей о том, где родился Пушкин. Кто-то говорит, что в Михайловском, кто-то — в Болдино, кто-то – в Санкт-Петербурге. В последнюю очередь вспоминают о Москве. Я говорю: «А где в Москве?». Ответ: «На Пушкинской площади»…Я ни в коем случае детей не виню: это мы виноваты в том, что они не знают. Откуда детям почерпнуть информацию? Вот поэтому я и решил сделать интерпретацию «Евгения Онегина». Я очень хочу, чтобы люди поняли то, что у нас есть не только нефть. У нас на самом деле всё есть. И главное из этого – наше культурное достояние – Пушкин. Это та основа, к которой можно присоединять всё остальное. Я рад, что Господь даёт мне возможность, силы нести в мир чудесное пушкинское слово. Сегодня мы смогли встретиться, благодаря этому чуду.

    Встреча рыбинских зрителей с Владимиром Щукиным, надо думать, не последняя: артист планирует записывать в «Этно-Кузне» Мити Кузнецова знаменитую поэму Твардовского «Василий Тёркин». Это будет композиция с включением песен военных лет. Проект этот Владимир Щукин решил сделать в память об отце. А ещё в планах Щукина – альбом с песнями Элвиса Пресли… Он обещает стать совершенно волшебным. Так что будем следить за процессом…

    Лиана Гаврилова

    На Руси жить хорошо

    Вышел из печати фотоальбом нашего земляка Юрия Черных, руководителя НПО «Криста» — одного из ведущих российских разработчиков интегрированных информационно-аналитических систем – и известного фотолюбителя. Около трёхсот пятидесяти фрагментов русской жизни, зафиксированных в течение последних десяти лет, вошли в альбом, названный поэтически: «По холмам задремавшей отчизны». С первого снимка на обложке, символично представляющего всю изложенную автором «фотоисторию», улавливается её смысловая и образная многослойность… В михалковской картине «Раба любви» продюсер, вспоминая о съёмках фильма под Москвой, говорит режиссёру: «Трава там какая помните?…Октябрь, да-да, октябрь. Октябрь… Как живая просто, грибами пахнет, помните? Средняя полоса России, средняя полоса…». Да, действительно, каждому с детства знаком этот запах, сыроватый и немного терпкий. Вместе с запахами сарая, где хранится припасённое на зиму сено, и самого дома, в котором топится печь, и в ней пекутся яблоки, а другие огромным цветным покрывалом рассыпаны в кладовке, но свежий, сладкий аромат их тянется во все комнаты сквозь щели. Этот обломовский мир небесного света и бесконечного счастья живёт в каждом русском сердце, но одновременно с грустью о его утрате. Лишь временами, словно подчиняясь наплывам времени, ты погружаешься в это пространство и вновь, и вновь воссоздаёшь его в образах… Фотографии Юрия Черных – это его личная, пережитая средняя полоса России. На них не просто сюжеты из деревенской жизни, по-чеховски весёлые и пронзительно драматичные. На них – моменты искреннего сопереживания живущим и трудящимся на земле людям. Моменты соприсутствия и подлинного человеческого родства. — Я сам деревенский, – говорит Юрий Алексеевич, – из Тамбовской области. Учился десять лет в деревенской школе. В те же годы начал фотографировать. Отец разрешил пользоваться своим фотоаппаратом: у него был полученный в подарок плёночный «Зоркий». Сам отец тоже фотографировал, но не много. Я же увлёкся. Помню, к концу школы всерьёз стоял перед выбором: пойти в технику или стать журналистом-фотокором. В итоге техника победила, но интерес к фотографии остался… Как хобби. Поначалу Юрий Черных снимал пейзажи, но постепенно стал переключаться на людей. Поводом послужили слова, сказанные однажды одной смотрительницей музея: «Сложновато рассматривать фотографии: людей не хватает». Слова эти Черных запомнил, но делать «глянцевые» портреты ему не хотелось: человек – это характер, судьба, более того, особенно ярко они проявляются в реальных событиях насущной жизни — в дискурсе. Его-то и стал снимать Юрий Алексеевич. Научиться этому было непросто: все мы редко впускаем чужой глаз в свою жизнь. — Люди в нашем регионе очень недоверчивые, — замечает фотограф, — причём чем ближе к Пошехонью, тем они более закрыты. Да и в любой деревне на чужака с фотоаппаратом, приближающегося к дому, посмотрят с опаской, порой агрессивно: зачем пришёл – украсть, обмануть? Но если подойти к человеку по-доброму, если он не почувствует в тебе вражды, зачем ему агрессию проявлять? Чтобы научиться фотографировать людей в их естественном состоянии мне приходилось учиться понимать людей, перенося их чувства на себя, объяснять, нередко подолгу, что и зачем ты делаешь. Например, я говорил, что хочу сделать книгу – это правда – люди мне верили. Диалог выстроить сложно, но с годами какой-то навык вырабатывается. В моём альбоме практически нет снимков, сделанных без ведома тех, кто на них запечатлён. По словам автора, альбом «По холмам задремавшей отчизны» появился на свет как дар. В буквальном смысле слова. Юрий Черных не планировал издавать книги. Однако появился повод: нужен был запоминающийся подарок для партнёров по бизнесу, коллег и друзей. В этой-то точке давние творческие устремления и практическая надобность пришли в стояние резонанса – возникли идея и концепция фотоальбома. Он целиком посвящён теме русской провинции. Материалом послужили тысячи фотоснимков, сделанных Юрием Черных с течение почти десяти лет в деревнях Тамбовской, Рязанской, Ивановской, Московской, Костромской, Вологодской областей. Много снято дома, на Ярославщине: в Пошехонском районе, под Угличем. Есть и несколько кадров из Рыбинска. В них даже попали рыбинские художники и фотографы. Всего же в альбом вошло порядка 350 фоторабот. — Мне хотелось изобразить этнос: человека и среду обитания – говорит автор. — Нужно было не просто показать каких-то людей, а их психологию или род занятий, так сказать, увидеть их самих и их жизнь не только со стороны, но и изнутри… Знаете, я, когда еду в деревню, часто пересматриваю «Сталкер» Тарковского, и порой ощущаю себя… нет, не самим сталкером, а одним из людей, которых он ведёт… Вот, к примеру, на фотографии — бомж. Он молодой пацан, лет сорока. Занял старый, нежилой дом. Работать не хочет — на что живёт, я плохо понимаю. К нему надо было подойти, разговорить, чтобы сфотографировать. В такие моменты чувствуешь себя в очень необычной ситуации… На его снимках — пожалуй, настоящая зона русской души. Старый мост через реку – своего рода метафора её. У фото два плана: с одной стороны, заросшая травой просёлочная тропинка, с другой – полуразрушенная конструкция, которая вот-вот рухнет в воду. Вневременное и сиюминутное – в одном наглядном образе. В нём соединяются мост и дорога как два символа, очень характерные для русской культуры. Вот уж точно прав Фёдор Михайлович, сказавший: «…проследите иной, даже вовсе и не такой яркий на первый взгляд факт действительной жизни, — и если только вы в силах и имеете глаз, то найдете в нем глубину, какой нет у Шекспира…» («Дневник писателя», 1876 г.). Этот мост был сфотографирован в 2006-м. В двухстах метрах он него построили бетонный, но люди долго продолжали пользоваться этой нахоженной тропой на свой страх и риск, пока она не развалилась… Параллелью ей – другая деревенская дорога, кривая, пыльная, безграничная, и по ней идёт согбённая старушка, такая же древняя и одинокая, как и этот путь. Сколько их, деревенских жителей, за долгие годы протопало по этому мосту с тяжёлой ношей, проехало на лошадях, тракторах, собранных местными кулибиными из нескольких других машин, проколесило на велосипедах?… Многое помнят эти дороги, ведущие в вечность. Но след их остаётся незримо в самом русском сознании. Поэтому, наверное, дети на деревенских улицах на редкость органичны. Вот девочка катается на велосипеде, обязательно с сумочкой: женское начало даёт о себе знать. А рот черникой испачкан. Вот пацаны – не то местные, не то дачники – соорудили плот и пытаются выплыть на середину пруда. Но «Боливар не выдержит…», получается, что троих: не принятый в команду мальчишка сидит на берегу. Обиделся, даже футбольный мяч не радует. Драматизм ситуации снимает малыш с машинкой: его «флотские» страсти не волнуют. Какие простые, по-доброму смешные и часто грустные сюжеты. Знакомые каждому. Словно десятилетия, отделяющие от нас годы советского колхозного «золотого века», исчезли. А вот ещё метафора: телефон, установленный на столбе на деревенской улице. Его странный вид усугубляется тем, что позвонить можно только с помощью карточки, за которой надо ехать очень далеко. Поэтому телефон – это просто элемент пейзажа. Абсурдность ситуации, достойная внимания мастеров киноавангарда. — В ваших работах какое-то немного странное ощущение изменённости времени: оно и спрессовано, и растянуто. — У каждого человека, наверное, своё время, — говорит Юрий Черных. — У кого-то оно идёт быстрее — проскочило тридцать лет, и не заметил, — у кого-то медленнее. Всё зависит от возраста человека. Вот эта бабушка на фотографии, с двумя палочками, а грибы продаёт. Значит, с палочками и в лес ходит. Так какое у неё время?.. — В семидесятые годы, наверное, такой же кадр можно было сделать? Только велосипед был тогда другой. — Нет, в семидесятые они были совсем другие. Хотя, в общем, за последние тысяч десять лет человек не сильно поменялся. Просто в последние сто пятьдесят лет технический прогресс как-то сильно рванул. А так, люди те же самые, и мысли у них такие же, как много лет назад. — На ваших фото — Россия уходящая? — Вообще многое изменилось в деревне. В шестидесятых годах, во времена моего детства, в нашей школе было четыреста учеников – три года назад её закрыли. Раньше в деревне была жизнь, настолько насыщенная, обильная. Было много народа, много детей… Помню, пройдёт стадо из ста-ста пятидесяти коров, а пыль в воздухе висит ещё полтора часа. У каждого дома была корова. Люди работали в колхозах, и фермы были, и поля были все распаханы, и трактора непрерывно ездили. А потом деревня начала угасать, из-за того, что стало много требоваться людей в городе… Думаю, уклад, который есть в деревне, он таким, как есть, и останется. Старики со временем уйдут, и в деревнях вот этих бревенчатых домов не будет. Многих из тех, фото которых помещены в альбом, уже нет: обвалились. Сегодня в сельской местности, где есть совхозы, люди перестраивают свои дома, обшивают их сайдингом. Это выглядит немного сумашедше. Ведь бревенчатый дом очень красив, а обшитый сайдингом – это просто весёлая расцветочка. Так что со временем в деревне такого живописного полотна уже сделать не получится. — Сегодня все сетуют на агрессию: якобы её больше становится. — Почему больше? Она всегда была. Взять хотя бы двадцатый век. Посмотрите, сколько войн и катаклизмов. Однако это по большей части связано с политикой, борьбой за власть. Ну, и процент населения, склонного к криминалу проявляет признаки агрессии. Он всегда был и есть. А что касается простого народа… В деревнях же агрессии нет. Там даже пьяных почти нет: на выпивку деньги нужны. Да и в городе агрессии тоже немного. Ведь на улице можно встретить агрессию только в ответ на свою собственную. Да и не агрессия это, просто человек не выспался. Действительно, лица на фото абсолютно добродушные и простодушные. Словно тёплыми лучинами, изнутри освещают окружающий мир. Делают его тёплым. И Бог с ним, что пора цветения прошла, и настала осень, и календарная, и возрастная, и эпохальная. Жизнь не имеет предела – осознающий это никуда не торопится и ценит каждый миг, как последний, самый душевный праздник. Так, наверное, проживала свой век эта старушка из-под Калуги. Когда Черных её фотографировал, она сказала, что живёт в деревне одна. Дети позвали к себе, в город, но она отказалась: что там делать, на кухне сидеть? А в деревне у неё дом, собака – хозяйство. В следующий приезд в те места, черед полтора года, Юрий Алексеевич уже не нашёл старушки: умерла. Как была, в родной хате. Впрочем, жизнь продолжается. Вот деревенские мужички, совершенно шукшинские. Этот сам мастерит печь. Тот показывает свою зингеровскую швейную машинку. Ещё один присел на корточки: надо перекурить, прежде чем дрова пилить. А эти трое решили традиционно «сообразить», расставив на пеньке стаканчики, попросту, по-русски, можно сказать, «для порядка». Вот председатель. Он мужик зажиточный. У него даже лошадь имеется. Такая же гладкая, как и хозяйка. А вот у этого мужика, что на обложке по-ленински показывает самый верный путь, есть лошадь. На ней он каждый день выезжает, чтобы пасти большое стадо коров. Лошадь мерно шагает по усыпанному пушистыми одуванчиками лугу, а мужичок, глядя на плывущие по небу «стада» белых облаков, думает: «Как же всё-таки хорошо, всё лето – впереди…». И романтические фантазии потихоньку копошатся в закромах души. Идеалом такого почти импрессионистического сна наяву оказываются купальщицы, сфотографированные Юрием Черных на берегу Черёмухи. Эта фотография извлекает из памяти многие знаменитые живописные полотна: столь же гармоничны формы, изящны движения, такая же глубинная, почти древнегреческая близость человека с природой. — Я очень люблю Чехова, — говорит Юрий Черных, — но люблю Достоевского: на мой взгляд, он слишком натуралистичен, а жизнь, по-моему, надо приукрашивать, чтобы у людей хоть какая-то надежда была. Мои фотографии тоже натуралистичны. Но я не писатель, который может показать две стороны жизни. На фотографии это сделать сложно. И мне это практически никогда не удаётся. Но всё-таки посмотрите на этих людей: да, они плоховато живут материально, но какое у них нежное отношение друг к другу…. — Да, мы сегодня редко видим в людях людей… — Наша беда от того, что мы с людьми мало общаемся. Зачастую от людей просто бежим. Только боковым зрением кого-то можем заметить. Дай Бог, если кто-то просто привлечёт внимание, и мы на него посмотрим прямым зрением. Конечно, это нас эмоционально и душевно обедняет…. Комментируя недавно свой фильм «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», получивший за режиссуру венецианского «Золотого льва» Андрей Кончаловский сказал о том, что чернуха не в бедности и нецензурной лексике, а в нелюбви автора к своим героям. Его картина, прозрачная, поэтичная оказалась очень созвучной работам Юрия Черных. — У меня было несколько выставок в Германии, — говорит фотограф. — Часть представленных на ней работ была из тех, что вошли в альбом. Частым был такой отзыв: люди живут ужасно бедно, но мы не видим, чтобы они были несчастливы. Да, даже в состоянии заброшенного деревенского иномирия эти люди остаются людьми, смотрящими на мир открыто, бесхитростно, ценящими шутку, любящими жизнь такой, какая она есть. В работе над фотоснимками, вошедшими в альбом «По холмам задремавшей отчизны». Было задействовано 7 фотокамер, 2 из которых – плёночные. Юрий Черных по-прежнему снимает на цветную плёнку — таких фото в альбоме порядка 20-25. Однако и цифровые фотографии обработаны автором так, что выглядят, как плёночные. Фотограф относится к обработке снимков с помощью фоторедактора так же, как к средствам переведения плёночного снимка на бумагу. По его мнению, фоторедактор нужен лишь для того, чтобы немного подправить цвет, яркость и контрастность. Автор даже мусор на фотографиях не убирает: он неотъемлемая часть жизненной правды – главной ценности в фотографии. При этом Черных тонко чувствует естественную гармонию формы и цвета. Именно её он старается поймать и передать. Кадры же с нарушением или отсутствием этой гармонии он безжалостно выбраковывает. Поэтому бывает так, что единственный кадр оказывается удачным, а бывает, что выбирать приходится из пятидесяти. Отдав увлечению фотографией многие годы, освоив её нюансы и став мастером, которого ценят мэтры не только российской, но и мировой фотографии – такие, например, как великий Стив Мак-Карри, попасть к которому на фотосессию за честь считают звёзды Голливуда – Юрий Черных называет это дело всего лишь ремеслом. Таким же примерно, как вязание варежек. Конечно, это утрированное сравнение, но смысла оно не меняет: фотографии, по мнению Юрия Черных, можно научиться. И если человек возьмёт в руки фотоаппарат, причём не обязательно очень дорогой, и будет основательно заниматься хотя бы полгода, то сможет делать очень приличные сюжетные снимки. Если, конечно, научится оказываться в нужное время в нужном месте. Что же касается фотоальбома «По холмам задремавшей отчизны», то его тираж невелик: всего 1000 экземпляров. Возможно, часть из них поступит в продажу. Для тех же, кто не сумеет альбом приобрести, есть утешение: Юрий Черных планирует выпустить около 2 десятков аналогичных фотоальбомов, в которые войдут его работы, сделанные во время путешествий (это ещё одно хобби автора, список можно продолжить катанием на горных лыжах, мотоцикле и дайвингом) в Эфиопию, Бирму, Индию, Кению, Турцию, на Кубу и другие удивительные места планеты. Ещё один фотоальбом будет посвящён Сибири. Полное знакомство с фотомастерством Юрия Черных только начинается.

    Лиана Гаврилова

    РОССИИ ПРИДЁТСЯ ЗАТЯНУТЬ ПОЯСА в 2014-2016 годах

    Россияне постоянно жалуются на низкий уровень жизни, а критика в сторону властей уже стала неотъемлемой частью жизни. Как оказалось, совсем небезосновательно. Министр финансов предупредил, что ближайшие три года будут непростыми для страны. В 2014-2016 годах у государственной казны не будет дополнительных доходов, в результате бюджет недосчитается 1,7 трлн. рублей.
    Прежде всего, сократится доход от экспорта нефти. По прогнозам специалистов, к концу 2014 году стоимость барреля марки Brentупадёт до $95-100. Для сравнения, сегодня стоимость составляет $110,84. Без изменений системы налогообложения увеличить государственные доходы не удастся. Необходимо увеличивать налог на сырьевой сектор и, наоборот, оставить на прежнем уровне для не сырьевой отрасли. Проблема российской экономики заключается в «ресурсном проклятии» — можно просто увеличить объём добычи или повысить тариф на топливо для решения возникших проблем. Однако России давно пора слезть с нефтяной иглы. Экономика страны напрямую зависит от спроса и котировок на нефть. Как известно, биржи моментально реагируют не только на конкретные мировые события, но даже не новость. Основу экспорта также составляют энергоресурсы, к сожалению, за счёт поставок топлива решаются многие политические вопросы. Развитие промышленности, которая сейчас растёт на 0% в год, позволит укрепить позиции на зарубежных рынках. Фактически, сейчас Россия выступает в качестве сырьевого придатка. Резкое падение цен на нефть критически ухудшит экономическую обстановку в стране. Более того, тарифы на российский газ привязаны к котировкам, из-за чего многие европейские клиенты уже подали иски к Газпрому. Одна из приоритетных задач современной России состоит в увеличении неналоговых доходов.
    На сегодняшний день правительство принялось за оптимизацию расходов. В сложившейся экономической ситуации придётся пересмотреть государственные программы, для которых будет установлен лимит финансирования. Эта мера не коснётся АПК — имея такое разнообразие почв и климатических поясов в пределах страны, можно возделывать различные культуры от винограда до картофеля. В отличие от металла и автомобилей, продовольствие востребовано во все времена. Для экономии федеральных средств Правительство может внести коррективы в программу по созданию и развитию экономических зон. Хотя именно регионы с налоговыми льготами и особыми условиями в конкретных сферах привлекают иностранных инвесторов. Неразвитые отрасли, которые сейчас представляют реальные проблемы для граждан, воспринимаются предпринимателями как перспективные. Вместе с тем, возможно, сократятся расходы на строительство, что негативно скажется на развитии бизнеса и реализации социальных проектов. Президент поставил задачу сократить число аварийного жилья и обеспечить многодетные семьи земельными участками. Кроме того, строительная сфера, как и таможня, названы Владимиром Путиным главными трудностями российского бизнеса.
    Не стоит забывать, что тяжким бременем на гос. казну ложатся расходы на организацию Олимпиады и Чемпионата мира по футболу. Сочинские игры ещё до старта установили рекорд как самые дорогие в истории: её подготовка превышает стоимость всех предыдущих Олимпиад вместе взятых. Уникальность Мундиаля по-русски заключается и в количестве принимающих городов, однако только 4 из 11 смогут самостоятельно подготовиться к встрече гостей. Причём запросы оставшихся 7-ми сложно назвать скромными: Калининград просит субсидий на сумму 200 млрд. рублей, Екатеринбург- 160 млрд., Нижний Новгород — 100 млрд., Ростов-на-Дону- 91 млрд., Саранск- 60 млрд. и Волгоград- 40 млрд., но самым требовательной оказалась Самара — 340 млрд. рублей.

    Безусловно, принимать спортивные мероприятия такого уровня очень почётно, но их проведение не должно создавать стране новые проблемы. При такой широте русской души неудивительно, что госдолг к 2020 году вырастет с нынешних 13,7% до 18,2% ВВП.

    Тамара Касьянова, к.э.н.
    Первый Вице-президент
    общероссийской общественной организации
    «Российский клуб финансовых директоров»